Корейские

Взрослому человеку, далекому от игр, при слове Южная Корея на ум сразу же приходят автоконцерны Kia и Hyundai. Однако тем, кто в «теме», доподлинно известно, что помимо производства автомобилей и прочей техники, важной составляющей ВВП этой страны является создание игр, причем не простых, а онлайн игр. Как так получилось, что корейские mmorpg буквально заполонили всю планету, неясно. Однако факт остается фактом – более 80% всех онлайн игр являются именно корейскими, и если бы не присутствие на рынке таких «тяжеловесов», как Blizzard и Electronic Arts, дело бы обернулось полной монополией этого «азиатского тигра». Такие имена, как NCSoft, NHN Corporation знакомы каждому завсегдатаю виртуальных вселенных, ведь у этих издательств за плечами не один успешный проект и миллионы клиентов по всему миру.

В самой же Корее не иметь своего героя в одном из сказочных миров считается плохим тоном, а плотность компьютерных клубов на 1 кв.км (как и количество их завсегдатаев) является самой высокой на планете. Более того, Корея является первой страной, где виртуальные деньги в mmorpg приравнены к реальным, а несколько месяцев назад в парламенте «страны утренней свежести» вполне серьезно рассматривался закон, предусматривающий ответственность за ботоводство. Глядя на происходящее, становится понятным, что корейские игры будут доминировать на мировом рынке еще очень долго.

Есть ли у корейских онлайн игр отличительные особенности? Конечно же, есть. Большинство из них ориентированы на суровый и беспощадный «гринд», то есть убиение мобов ради опыта и денег. В то же время западные mmorpg больший упор делают на квесты (яркий тому пример – World of Warcraft). Можно сказать, что «кореец» относится к mmorpg как ко второй работе, тогда как «европеец» - как к развлечению. В корейских mmorpg задротский фарминг является чуть ли не единственным способом получения годной экипировки, о чем знает каждый, кто хотя бы раз попробовал поиграть в знаменитую Lineage II.

Еще одной отличительной особенностью корейских онлайн игр является ориентация на донатную систему оплаты (free-to-play). Помесячную оплату имеют только явно ориентированные на запад проекты, да и то, только те, кто был выпущен в середине 2000 годов. Сегодня же практически каждая новая корейская онлайн игра является F2P-проектом с возможностью покупки вещей за реальные деньги.

Типичным представителем корейского игропрома является игра 4Story. Проект был запущен в 2008 году, локализован в России в 2009, и сегодня чувствует себя более чем уверенно в обществе своих желтолицых братьев. Игрокам предлагается на выбор три расы, шесть классов и уникальная система стратегического командования, позволяющая руководить несколькими группами по 48 персонажей в каждой. Как и большинство других «корейцев», этот проект является условно-бесплатным и ориентирован на «гринд».

Еще одной классической корейской игрой является проект Karos Online. Зародившись в недрах компании NHN, Karos быстро приобрела славу клона Lineage II, хотя и имеет несколько уникальных «фишек», вроде системы флеттов (альтернативных очков опыта). Очки эти можно потратить либо на усиление навыков персонажа, либо вложить в создание эпической экипировки. Многие называют этот проект старомодным, но именно в этом и заключается его прелесть – на серверах Karos Online можно встретить большое количество «олдфагов», помнящих еще времена Ultima Online.

Явные признаки «узкоглазости» демонстрирует и еще одна новая корейская mmorpg – TERA Online. Начавшись как проект под кодовым названием «Lineage III», эта игра сменила команду разработчиков и сместила акценты с PvP на PvE. Сегодня TERA Online демонстрирует потрясающие красоты движка Unreal Engine 3 и… все тот же старый добрый «гринд», от которого у многих фанатов уже развился синдром запястного канала.

Вообще, создается впечатление, что онлайн игры для Кореи являются своеобразным способом покорения мира. Если США пытаются править планетой при помощи авианосцев и ядерного оружия, то южнокорейцы используют в этих целях mmorpg. Ведь недаром говорится: «Хочешь победить своего врага – воспитай его детей».